Сегодня:
 
Главная
 
Проекты:
Посольский клуб
Прогноз
Сборник "Крупный
российский бизнес"
 
О фонде
 
Календарь
Новости
Публикации
СМИ о фонде
 
Контакты
 
Поиск
 
 





<<< Назад Оглавление Вперёд >>>

РОССИЯ И МИР: 2003

ЧАСТЬ II. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА

4. Европейское направление российской политики

Отношения России со странами Европы развивались в 2002 г. поступательно, но менее динамично, чем с США. Первое обусловлено сделанным Россией стратегическим выбором в пользу сближения с демократическими государствами, отказом от драматизации происходящего расширения НАТО, установлением партнерских отношений с этой организацией и чрезвычайно успешной личной дипломатией президента Владимира Путина при сохранении традиционно высокого уровня торгово-экономических и культурных связей. Второе—результат, с одной стороны, "рывка" в российско-американских отношениях, а с другой—все более ощутимых проблем в отношениях с Европой, хотя нередко и возникающих не столько из несовпадения интересов, сколько из различий в ментальности, мировосприятии и поведенческих стереотипах.

В "европеизации" российской внешней политики в наибольшей степени проявилась ставка на прагматизм. Сближение с Европой идет параллельно по двум направлениям—через активизацию двусторонних отношений и развитие партнерства с Европейским Союзом. Практика 2002 г. показывает, что проблемы, возникающие с последним, Россия нередко и весьма эффективно компенсирует или решает с помощью отдельных европейских держав.

Приоритет европейского направления обусловлен значительной взаимной экономической заинтересованностью. При любых колебаниях политической конъюнктуры ЕС является самым крупным торговым партнером России, обеспечивая около 40% российского импорта и потребляя примерно 30% российского экспорта. В то же время поставки из России покрывают 15% потребностей ЕС в импорте энергоресурсов.

Имеет значение и то, что Европейский Союз, в силу собственных стратегических приоритетов (поставка энергоносителей, российский рынок), во-первых, реально заинтересован в реформировании российской экономики; во-вторых, способен оказать ей инвестиционную поддержку; в-третьих, располагает набором диверсифицированных моделей взаимодействия—от регионального сотрудничества (в виде создания т.н. еврорегионов) до общего экономического пространства. Для России важно, что партнерство с ЕС вовлекает ее в современные интеграционные процессы. В политическом плане сыграла свою роль и индифферентность российского общественного мнения в отношении расширения ЕС, как и вообще Европейского Союза—в отличие от отчетливо выраженного на протяжении многих лет российского негативизма в отношении НАТО.

Наряду с превалированием экономической тематики во взаимоотношениях России с ЕС, есть и потенциал для их сотрудничества в сфере безопасности. Здесь интересы России и ЕС близки, а во многих случаях практически совпадают. ЕС и Россия находятся на одном континенте и вблизи—по крайней мере существенно ближе, чем США—от реальных или потенциальных конфликтов на Балканах, Кавказе, Центральной Азии. И в России, и в ЕС имеется значительное по численности мусульманское население; в сравнении с США они более чувствительны к роли исламского фактора и в то же время имеют более широкий опыт взаимодействия с ним.

Учитывая, во-первых, позиционирование России в роли крупной региональной евроазиатской державы, во-вторых, неопределенность будущего НАТО, и в-третьих, склонность США к односторонним действиям—активизация ЕС в сфере безопасности вполне укладывается в русло российских интересов. Предпосылки для стратегического партнерства с ЕС в области безопасности достаточно благоприятны. Для России такое партнерство будет иметь позитивное значение в общеполитическом плане, расширит ее возможности по урегулированию кризисов и конфликтов, позволит надеяться на продвижение конкурентоспособных технологий в пока еще закрытые для нее ниши на европейских рынках (например, в области военно-транспортной авиации).

Наконец, сближение с Европой имеет важное значение и для российской самоидентификации, для окончательного преодоления комплексов и фантомных болей бывшей сверхдержавы.

В реальном взаимодействии с ЕС в 2002 г. на первый план вышла проблема Калининградской области. Хотя на ноябрьском саммите России и ЕС не удалось достичь решений, на которых настаивала Москва, Брюссель признал особый характер проблемы и частично отошел от прежнего ригоризма в соблюдении Шенгенских правил. Создан прецедент, который будет иметь важное значение не только для России, но и для вступающих в ЕС стран Центрально-Восточной Европы и Балтии. В целом же вопрос о транзите вполне разрешим в рамках договоренностей, имеющих по преимуществу технический характер, и в 2003 г. целесообразно свести его политизацию на нет. Гораздо серьезнее проблема обеспечения социально-экономической стабильности региона—но это уже проблема собственно российская (острота которой, впрочем, как раз и может быть снижена на путях кооперативного взаимодействия с ЕС).

В 2003 г. имеет смысл продолжать наладившийся в последнее время диалог с бывшими соцстранами, выказывающими высокую заинтересованность в торгово-экономическом сотрудничестве с Россией. Это вызвано, во-первых, преодолением синдромов 90-х гг., а во-вторых, их стремлением максимально использовать оставшееся до вступления в ЕС время для укрепления своих позиций на российском рынке. То же в полной мере относится и к российскому бизнесу, который торопится "прописаться" в этих странах и оказаться полноправным игроком на европейском рынке.

Наряду с позитивной динамикой взаимоотношений России и Европы, в них в последнее время стали заметными и элементы некоторого взаимного раздражения. Они, как отмечалось выше, проистекают из определенных различий общекультурного плана, при всей близости присущих россиянам и остальным европейцам цивилизационных характеристик. В принципе Россия плохо вписывается в стерильную политкорректность, бюрократический педантизм, умиротворенность и либерализм европейской жизни. В свою очередь жители европейских стран с трудом воспринимают присущий России дух этатизма и откровенно опасаются того, что принято собирательно называть "русским бунтом", то есть стихийного выброса иррациональных эмоций.

В условиях интенсивного общения России со своими европейскими соседями отмеченные различия сплошь и рядом оборачиваются взаимной настороженностью, порождают новые проблемы и усугубляют старые. Общим же знаменателем существующих проблем является то обстоятельство, что с одной стороны Россия слишком велика, своеобразна и самолюбива, чтобы в одночасье стать членом "единой Европы", просто приняв ее правила, но с другой—слишком вовлечена в общеевропейские политические, экономические и военные процессы, а по некоторым параметрам представляет из себя и слишком значительную величину, чтобы от нее можно было просто отгородиться глухой стеной.

Негативно сказывается на отношениях России со странами Европы и наша отчасти подсознательная склонность вести дела преимущественно с великими державами. Совсем не случайно малые европейские страны относятся к России особенно критически. Сегодня, впрочем, и крупные европейские державы в свою очередь все чаще как бы "ревнуют" Россию к США.

Применительно к европейским реалиям стратегический выбор России можно было бы конкретизировать как ориентацию на вступление в "единую Европу", пусть даже и в весьма отдаленной перспективе. Как скоро это произойдет, неизвестно. В конце концов естественный процесс "врастания" России в Европу, прерванный в 1917 г., возобновился всего десять лет назад и с тех пор идет явно со скрипом, периодически оказываясь заложником текущих проблем, острота которых зачастую оказывается не столько объективно предопределенной, сколько эмоционально обусловленной.

Россия должна быть заинтересована в том, чтобы придать процессу своего сближения с Европой более ровный характер. Для этого важно осуществить некоторую политико-психологическую перенастройку—что в принципе можно осуществить вполне безболезненно, поскольку серьезных проблем в плане обеспечения безопасности с европейского направления перед Россией не возникает.

  • Перестать драматизировать любые существующие проблемы, научиться воспринимать их с позиций рационализма и здравого смысла.
  • Например, понять, что отмирание границ между государствами Шенгенской зоны закономерно предполагает сохранение или даже ужесточение контроля на их границах с остальным миром. Что добиться для своих граждан смягчения и тем более отмены визового режима въезда в государства Шенгенской зоны Россия сможет не раньше, чем наведет порядок на границах со странами СНГ. Что унизительно сложные процедуры выдачи Шенгенских виз, которые практикуют консульские учреждения европейских стран в России, представляют собой гораздо более серьезную гуманитарную проблему, чем формат и название проездных документов в Калининградскую область. И что изменить эту ситуацию можно лишь на началах взаимности, то есть упрощая и соответствующие российские правила.
  • Принять как данность и учесть в политике тот факт, что в отличие от России, США и того же Израиля, страны Европы меньше обеспокоены вопросами борьбы с международным терроризмом, но больше—гуманитарными и правовыми проблемами, возникающими в процессе этой борьбы. И видеть в этом не только раздражающую нас специфику, но и возможный стимул для того, чтобы уделять должное внимание этой стороне дела в своей политике.
  • Научиться соразмерять свою реакцию с характером и масштабами "раздражителя". Например, решение российского президента отменить свой визит в Данию в связи с проведением там общественного мероприятия с участием известных чеченских сепаратистов было, скорее всего, оправданным и адекватным. То же самое, по-видимому, можно сказать о требовании России касательно экстрадиции Ахмеда Закаева (хотя здесь уже возникает вопрос, почему оно не было выдвинуто намного раньше и почему официальный представитель российского руководства мог встречаться с ним на российской территории). Все остальное—публичные угрозы в адрес Дании, призывы к бойкоту датских товаров и недолгая антидатская истерия в российских СМИ—было уже совершенно неуместным и контрпродуктивным.
  • По возможности деполитизировать свою европейскую повестку дня и сосредоточить самое пристальное внимание на расширении экономического сотрудничества со странами "единой Европы", потенциально способного стать локомотивом интеграции в нее России.

<<< Назад Оглавление Вперёд >>>


 

Последние обновления:

Крупный российский бизнес - 2003

РОССИЯ И БАЛТИЯ: 2010

ВОЙНА В ИРАКЕ: УРОКИ ДЛЯ РОССИЙСКИХ ВОЕННЫХ.

"Крупный российский бизнес и проблемы модернизации"

Excerpts from the Report Russia and World 2003

ПОВЕСТКА ДНЯ МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ: В ПОИСКЕ ОБЩИХ РЕШЕНИЙ

 
         
tel: (495) 128-78-14 e-mail info at psifoundation ru
Another important element in picking the best http://slotmachinesstrategy.net is the programmers.

Политика
TopCTO Политика
Rambler's Top100